Рубрика «Достойный человек» PDF Печать E-mail
28 Апреля 2013
Интервью с почетным консулом Республики Казахстан Макашем Сеялханом Николаевичем

Добрый день, Сеялхан Николаевич, разрешите поблагодарить Вас от  имени Первого межнационального портала Vmeste-mir за согласие на интервью для наших читателей. Нам очень интересно узнать о сфере полномочий  почетного консула Республики Казахстан, тем более, что это новое явление для области. Вы были удостоены чести стать первым почетным консулом Республики Казахстан в РФ. Что это событие значило лично для Вас, почему Вы приняли решение согласиться на эту должность?
Добрый день.  Рад поделиться информацией с читателями портала. По поводу назначения уточню следующее. Согласно Положению о почетном (нештатном) консуле Республики Казахстан, утвержденном МИД РК 9 декабря 1996 г., кандидат в почетные консулы предоставляет в МИД РК на имя министра иностранных дел Республики Казахстан заявление с обоснованием своего желания стать почетным консулом. При этом кандидат должен занимать определенное общественное положение в обществе, обладать необходимыми деловыми и моральными качествами и должным образом выполнять возложенные на него консульские функции. Так как последние 4 года я активно участвовал в деятельности НКАКТО (Национально-культурная автономия казахов Тюменской области), то чувствовал в себе силы приносить еще большую пользу не только казахам области, но развитию братских отношений наших государств. И при поддержке моих партнеров, единомышленников по автономии я подал соответствующее заявление.  
А вообще это идея Есенгалия Ибраева – попробовать мне стать почетным консулом: «Давай попробуй, потому что я считаю, ты самый достойный». Я дал согласие, осознавая значимость происходящего  как для диаспоры, так и для региона. Я написал заявление, собрал документы. Съездили в Астану, встречались с сотрудниками администрации президента, МИДа. В Тюмень приезжал консул из Омска, потому что я территориально отношусь к этому консульству. Ему очень понравилось расположение здания:  отдельно стоящее здание, первая линия, находится в собственности, - все это очень важно.  Познакомились с ним сначала в Омске, потом ближе - здесь. Побывал в моей семье. Принял решение, одобрил: «Да, Сеялхан, считаю, что ты достоин». И по завершении процедур я стал первым и пока единственным почетным  консулом Республики Казахстан в Российской Федерации.
Расскажите немного о том, как функционирует современная казахская диаспора в Тюмени?
Еще три года у нас в городе было несколько общественных национальных организаций казахов. Все работали  самостоятельно, практически не согласовывали свои действия друг с другом, и из-за этого происходило много  небольших накладок, возникало недопонимание.
Комитет по делам национальностей администрации Тюменской области, выстраивая взаимодействие с нами, не раз задавался вопросом, с кем же вести диалог, к кому обращаться, с кем работать? Мы неосознанно вводили всех в заблуждение. И тогда, три года назад,  по инициативе нашего самого старшего руководителя одной из организаций Жантасова Есмкана Искаковича, возглавлявшего ООО «Достык»,  собрались для обсуждения создавшейся ситуации. Он пригласил всех руководителей общественных организаций, наиболее активных, знакомых всем и пользующихся уважением и авторитетом, бизнес-элиту, сказал:  «Друзья, давайте все-таки объединимся и будем работать совместно в рамках одного объединения». Решили создать координационный совет, некую надстройку над всеми организациями.
Я, как юрист по роду занятий, разработал положение, принципы, по которым координационный совет будет работать. После их согласования со всеми участниками мы его приняли на очередном, уже официальном собрании.
За это время было проведено значительное количество крупных мероприятий: ежегодные «Курултай», конкурс казахской красавицы «Сулу-Кыз», весенний праздник Нового года «Науруз» с масштабным празднованием,  солидным бюджетом, формирующимся в основном за счет спонсоров, тщательностью исполнения.  Всем понравилось.
Мероприятия и раньше проходили, чем отличались они теперь?
 Основное новшество состояло в смене подхода к их проведению. Мы ввели финансовую прозрачность, потому что проблема всегда была не в том, как  казахи праздник проводят, а в том, что обсуждали наши земляки после их проведения.
Когда раньше Есмхан Жантасов проводил своей организацией мероприятия, он все расходы брал на себя. Вносил личные средства, привлекал всех своих родственников, а все считали, что он на этом зарабатывает, получая деньги из бюджета. На самом деле, сумма областных поступлений, как правило, не превышает 30-50 тысяч. Бюджет же «Курултая», «Наурыза» достигает 300-400 тысяч рублей. Из них только 10 процентов составляют бюджетные средства. Это объективно. В нашей области проживает порядка 150 этносов, все проводят мероприятия, суммы и не могут быть значительными. Оставшиеся 90 % вкладываем мы, бизнесмены, спонсоры, члены попечительского совета Национально-культурной автономии (НКА).
А вы не используете практику того, что вкладываться должны не только крупные бизнесмены крупными суммами, но и каждый член диаспоры, пусть 500 рублей, но должен вложить в мероприятие?
Конечно, даже говорим, можно не платить, если нет возможностей, вы своим участием помогите. Нужны люди, нужно готовить, палатки ставить, нужен транспорт, потому что за все это деньги платим, а можно сэкономить. Раньше казахи неохотно участвовали, не видя четких правил и регламентов. Вот поэтому нужна была  финансовая прозрачность и последующая отчетность. Назначили человека, пользующегося у всех абсолютным доверием, Гульбайру Абаевну Калиеву. Она наш главный финансист, кассир. Поступающие в организацию средства приходуются ею. Выдает средства только под отчет, в последствии приносим документы, подтверждающие расходы. Затем сводную финансовую отчетность после каждого мероприятия вместе проверяем, утверждаем,  и уже даже будем опубликовывать на сайте.
К каким переменам привел этот шаг?
Люди стали активнее помогать и, самое главное, это стало превращаться  в своего рода идеологию жизни казахского населения. Раньше сделали мероприятие – и забыли. А теперь методично, последовательно (в связи с тем, что мы пришли надолго и, думаю, навсегда) формируем мотивацию казахского населения к повышению знаний о родной истории, культуре, традициях, изучению языка. Это проходит лейтмотивом на любом мероприятии.
Допустим, конкурс «Сулу-Кыз» («Казахская красавица»). Кто-то говорит, девушки юные выступят в нескольких номерах, а вы им сразу машины дарите. Нужно понять, что дело не в призах, а в мотивации участниц. Да, вначале идут за призом, но, выступая на сцене, каждая из них задумывается: «На сколько хорошо я владею родным языком, не стыдно ли мне выходить на публику с такими познаниями». То же самое касается и национальных танцев, знания обычаев. В следующий раз молодые казашки уже осознанно идут на наши мероприятия. Вслед за ними подтягиваются и юноши, не желая уступать прекрасной половине.
Благодаря конкурсу две участницы вышли замуж. Приходили молодые люди  в качестве зрителей, потом знакомились. Это мелочи вроде, но из них складывается вся система.
После того, как год отработали по новым правилам, мы проанализировали сделанное и поняли, что принятая система работает. Вслед за этим решили официально перейти в национально-культурную автономию казахов Тюменской области, так как автономия прямо подпадает под федеральный закон,  регламентирующий деятельность национальных объединений. Мы не стали закрывать другие организации, а просто приостановили их функционирование, стали работать вместе в рамках НКА.
Есмхана Искаковича выбрали президентом автономии. Есенгалий Ибраев, один из наших молодых инициаторов, остался председателем, я был назначен председателем попечительского совета. Все остальные наши единомышленники и активисты стали членами этого совета.
Легко ли вам было договариваться между собой?
 Очень легко. Произошло удачное стечение обстоятельств, встреча  «золотого сечения» единомышленников. Объединились  люди одного уровня, одного мышления, одного достатка. Никому из нас не было  интереса на этом зарабатывать, у каждого был свой крепкий бизнес.
Нами двигало понимание, что если  не мы сейчас будем развивать в нашем регионе казахскую культуру, язык, традиции, то уже будет некому. Мы осознавали  это как внутреннее нравственное предназначение каждого.
В автономии мы разделили задачи  по блокам. Есть блок, отвечающий за бизнес. Им заведует Тоболжанов Ерген. Есть блок, отвечающий за взаимодействие с регионами. Есть блок, отвечающий за работу  с молодежью. Им заведует Абилькенов Тлеуберды. Есть блок, отвечающий за работу с административными органами. Им заведует Есенгалий Ибраев.
То есть мы все четко структурировали, каждый занимается своим делом и любое мероприятие мы полностью координируем.
Что было дальше?
После того, как мы объединились, встретились с председателем комитета по делам национальностей Воробьевым Евгением Михайловичем. Довели до сведения, что теперь в лице Жантасова Есмхана Искаковича и Ибраева Есенгалия Камзеевича представляем казахскую диаспору. Если другие придут – отправляйте их к нам. И в принципе, за три года недоразумений не было.
Кроме того, мы задумались о формировании и воплотили в действительность вертикаль деятельности казахских объединений на местах с координатором в лице НКАКТО в областном центре. Открыли 6 национально-культурных автономий в района, местах компактного проживания казахов.
Там достаточное количество казахов?
Да, все районы юга Тюменской области – это места компактного проживания казахов. Начали с того, что мы определяли инициативную группу, собирали казахов, говорили о наших целях,  заручались их поддержкой, потом шли к главам администраций за согласованием.
Естественно, главы администраций были все «за». Они говорили, что давно нас ждали, потому что казахов много, они все уважаемые и активные граждане, но не хватает координирующего центра.
Теперь, какое мероприятие не проводим, у нас поступления происходят не только из бюджета области, но и в каждом районе закладываются средства на национальные объединения и их мероприятия. Просто многие об этом не знают. Пусть это не так много, но, тем не менее, их надо осваивать. Раньше же властям было неясно, кого финансировать: дашь одному, начинаются пересуды, а почему ему дали, а не нам. Когда мы пришли в администрации районов, то получили обещание поддержки в плане участия в разъяснительной работе, посещения наших учредительных собраний, выделения помещений, транспорта, средств. От нас же требовалось заверение, что наши действия согласованы с казахским населением в целом. Мы все согласовали: объявления,  регламент, кандидатуры в председатели, подготовили документы, провели собрания, выбрали председателей на местах. И у нас уже выстроилась вертикаль: НКА в районах, НКА областная и есть федеральное НКА, которая находится в Самаре.
Повезло ли вам с людьми на местах?
Это один из самых важных и сложных вопросов. Вся проблема в том, что нужны инициативные люди, осознанно идущие и на трату личного времени, и на разъяснительную работу, и на походы по административным органам.  Вот человека избрали, а он на тебя смотрит, что вы мне там скажите, что вы мне поручите.
Кое-где в районах нас удивило следующее: несмотря на то, что в новом формате мы работаем уже три года, были проведены масштабные мероприятия, казахи на местах не везде знают о нашей автономии, о нашей деятельности. Когда приходишь к ним с новостями, они говорят: «А мы слышали, но не знали, где это». Люди не привыкли проявлять инициативу. Смотрят, ждут, что им предложишь. Мы и предлагаем различные варианты, говорим: приезжайте, советуйтесь. Не значит, что мы только помогаем деньгами.
В Казанке я собрал бизнесменов-казахов, человек пятнадцать, начал рассказывать про нас, как мы работаем. Потом говорю, что есть у вас в автономии Кульяем Сакибжановна Бикимова, ей уже под шестьдесят, очень активная, член попечительского совета. Спросил: «И не стыдно вам, парни, что она каждый раз, когда едет к нам в Тюмень на совет, звонит, не поможем ли компенсировать ей проезд. Мы  всегда оплачиваем, но неужели вы не можете собрать полторы тысячи рублей женщине?» – «Конечно, можем, почему она к нам не обращалась?» – «Как это не обращалась, она к вам ходила. Но все это лишено системы: к одному прийти, к другому обратиться. А должна быть система. Когда есть автономия, когда все взносы платят, она этими деньгами будет пользоваться, потом просто отчитываться».
Они в ответ на мое заключение, что вынуждены финансировать и дальше, обиделись: «Сеялхан Николаевич, почему вы должны деньги давать, мы сами  можем собрать». Поэтому очень важно на местах найти лидера.
Кем обычно являются эти лидеры?
Это могут быть люди разных статусов и профессий, часто активными являются женщины, но некоторые мужчины у нас не очень приветствуют  активное участие женщин  в общественной жизни. Мол, а кто у нас семьей будет заниматься, дома очень много работы.  Но это заблуждение, если есть команда, то времени на все хватит. Мы занимаемся разъяснительной работой.
Для казахов очень важным являются родственные отношения. Я не местный, родом из Новосибирской области. От этого, с одной стороны, мне легче, могу быть наиболее объективным,  потому что все, кто состоит в попечительском совете, так или иначе завязаны на родственных отношениях: кто-то не так сказал, не то сделал. Я иногда могу землякам высказать нелицеприятные вещи, но это не моя идея, мы ее выработали все вместе, мне же выпала задача  донести ее. Поэтому, отдавая предпочтение тем или иным людям, выбирая председателя, голосую только на основании «потянет или не потянет» человек, а не потому, что он мой родственник, или я отношусь к нему негативно. Ко всем отношусь одинаково, как к братьям и сестрам. Оцениваю людей, исходя из их профессионального и человеческого потенциала.
Никаких других критериев у меня нет.
Получаете ли вы моральное удовлетворение от работы с диаспорой, с населением на посту почетного консула?
Я, гражданин и патриот России, очень люблю Тюменскую область, люблю Сибирь, но люблю и Казахстан, потому что там очень много моих родственников живет. Я вижу, как хорошо россияне относятся к Казахстану, знаю, как казахстанцы хорошо относятся к России. При этом чем больше времени проходит с момента приобретения суверенитета нашими государствами, тем больше возникает каких-то проволочек, проекты тормозятся, случаются какие-то накладки. В связи с этим я посчитал, что в меру своих сил и возможностей должен нивелировать негативные моменты. Чем выше будет мой статус, тем легче мне это делать - больше  возможностей помогать моим землякам, больше возможностей формировать и поддерживать  положительный имидж Казахстана,  сохранять те корни, те отношения, которые были у нас веками сложены. Это моя  основная цель.
Хотя у меня и нет прямых обязанностей на посту почетного консула заниматься делами местной казахской диаспоры, я не могу оставаться в стороне.
Что входит в ваши задачи как почетного консула?
Главные мои задачи – обеспечение защиты в своем консульском округе прав и интересов Республики Казахстан, ее граждан и юридических лиц; содействие развитию дружественных отношений Республики Казахстан с Россией, расширению торгово-экономических связей и туризма; оказание необходимого содействия деятельности дипломатического представительства и консульских учреждений Республики Казахстан в Тюменской области и северных округах; обеспечение взаимодействия с властями регионов по вопросам консульской деятельности.
Цель моей работы - продвижение положительного имиджа Казахстана. Другим аспектом моей деятельности является оказание консультативной помощи. Случается, казахстанцы теряют документы, люди теряются, бывают проблемы с оплатой, переводами. Ко мне обращаются за информационной поддержкой. Люди очень благодарны, потому что многие даже не знают того, например, что паспорт можно продлить на год в Омске, не выезжая в Казахстан. Ходят неделями, месяцами, годами, не зная, как проблему решить.
Все вопросы стараюсь решать оперативно, чем могу, помогаю. Не ограничиваюсь приемными днями. Не считаю, что это нагрузка. Я сознательно выбрал именно такой формат помощи. Иногда  у людей просто руки опускаются, и любая маленькая надежда важна.
Как ваша деятельность в НКА влияет на ваш бизнес. Может быть, это ему помогает, или наоборот, отнимает много времени?
На бизнес это никоим образом не влияет. Для НКА время мы все равно находим. В бизнесе действует отлаженная система. И, самое главное, нет такого, что ты обязан быть на всех собраниях НКА. Если кто-то не может присутствовать, то те решения, которые приняты на совещании – обязательны для всех. Даже если ты не был и имеешь другое мнение,  противоположное принятому, ты должен  придерживаться решения большинства. Если хочешь донести свою позицию, постарайся присутствовать. Все заранее оповещаются о повестке дня. Речь идет, разумеется, не о радикальных мерах, в которых нужно менять свои жизненные, нравственные устои. Нет, конечно. Там просто решаются вопросы по процедурам, по технологии.
Вы поддерживаете друг друга в начинаниях?
Мы не то что поддерживаем, мы уже не можем друг без друга. Дня три-четыре не видимся – и скучаем. Мы, члены попечительского совета, теперь встречаемся семьями. Мы преодолели укоренившийся  пережиток – что место женщины только на кухне, бешбармак варить. Мы начали иногда приглашать на тематические совещания жен. И от них очень позитивные инициативы исходят. Даже так случалось, мужья уезжают в командировку, жены, по согласованию, приходят на наши мероприятия.
И досуг проводим вместе. Недавно сходили в драмтеатр на премьеру, потом отправились в ресторан. Где такое раньше было видано, чтобы казахи всем активом в драмтеатре смотрели спектакль, потом при свечах в самом лучшем ресторане отдыхали вместе с женами! И мы решили это делать чаще, для своего удовольствия. Мы хотим встречаться, показывать пример, как это делать цивилизованно. Цивилизованная пропаганда, цивилизованное позиционирование казахской диаспоры в Тюменском регионе. Самое главное, к нам казахи из других регионов: Омска, Самары, Екатеринбурга хотят приехать перенимать опыт выстраивания отношений.
Даже на многие семейные мероприятия все собираемся, все члены НКА приглашаются. Это специально делаем, чтобы друг друга лучше понимать. В каждом объединении есть проблемы, недоговоренности, поэтому нужно постоянно разговаривать, отношения поддерживать и укреплять. Мы их через семьи укрепляем, через родных, через детей. Нам повезло: собрались в удачное время удачливые люди. Все очень сильные, самодостаточные, авторитетные.
Есть два составляющих успеха: люди и наличие выработанного алгоритма, которым мы готовы делиться. Можем помочь, объяснить. Приедем сами, приглашаем к себе на мероприятия.
Важным является тот факт, что у всех членов общества равные права. Не секрет, что в традиционном укладе казахов мнение старшего являлось самым значимым. А мы все разные, разного возраста, разного образования. Если наш тридцатилетний партнер высказывает зрелую мысль, мы прислушиваемся к нему. Если идет за ним большинство, то и нам, более старшим, необходимо это принять. Все проявляется в уважении друг к другу. В принятии решений мы все одинаковы, обладаем равными голосами, независимо от возраста и социального положения.
А как же к этому прийти?
В первую очередь, мы цивилизованные люди вне зависимости от национальности и вероисповедания. Мы ведь не байские казахи, которые несут в себе пережитки прошлого, мы стараемся быть современными, образованными, позитивными. И через это пытаемся донести наши идеи казахскому населению.
Для этого нужно, наверное, в жизни состояться?
Да, основной костяк нашей команды – это состоявшиеся люди. Но к нам приходят новые люди, разные люди. В том числе видя в нашей команде возможность поучиться, получить что-то недостающее в понимании жизненных процессов, реализовать себя. Мы всегда к этому готовы. Нам ничего друг другу доказывать не надо, мы знакомы давно, проверены событиями и поступками. Мы можем друг друга покритиковать, пошутить, и это будет адекватно воспринято. Тем не менее в основе наших отношений лежит большое уважение друг к другу. На этом зиждутся все наши жизненные принципы.
Как вы считаете, насколько нужны еще почетные консулы Республики Казахстан в других городах Российской Федерации, сколько всего их должно быть примерно?
На мой взгляд, почетный консул должен быть как минимум в каждом федеральном округе. Вопросы, по которым граждане обоих государств обращаются к почетному консулу, очень обширны и разнообразны. Другой аспект, что это очень ответственная миссия, и к выбору кандидатуры нужно подходить со всей тщательностью. Почетный консул представляет в своем лице другое государство, чей положительный образ должен быть высок в глазах россиян.
На мне также лежит и другая ответственность. Будучи первым почетным консулом в РФ, я закладываю основные форматы, регламенты функционирования этого института в системе консульских сношений суверенных государств.
Спасибо большое за такую информативную и насыщенную беседу, надеемся, из нее и наши казахи, и жители других городов почерпнут для себя полезное, захотят перенять Ваш опыт. А люди других национальностей смогут узнать о том, как функционирует современная цивилизованная казахская диаспора в Тюмени.

 
Яндекс.Метрика